Матерные стихи

Умом мужчину не понять!
Бессильна логики наука!
Ему отдашься, скажет – Бл*дь,
А не отдашься, скажет – С*ка!
О, юноши! Вас создал Бог!
И в мире нет подобной твари.
Вам не хватает лишь рогов,
Чтоб вы совсем козлами стали!
Богинями мы были и остались,
Сводя безумством наших тел…
Пусть облизнутся те, кому мы не достались
И сдохнут те, кто нас не захотел!
Поднимем же бокал за нас, неверных!
За нас! Бл**ей, но о**енных!

Сыпь, гармоника! Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая с*ка.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая… я плачу…
Прости… Прости…

«Сергей Есенин — Сыпь гармоника»

А в ненастные дни собирались они часто.
Гнули, мать их ети! От пятидесяти на сто.
И выигрывали, и отписывали мелом.
Так в ненастные дни занимались они делом.

«Александр Пушкин — А в ненастные дни»

Все люди бл*ди,
Весь мир бардак!
Один мой дядя
И тот мудак.

«Владимир Маяковский»

В поисках принцев нет сна и покоя!
За что же над нами глумится творец?!
Нам хочется встретить начало мужское,
Но попадается только конец!

Наконец из Кенигсберга
Я приблизился к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в говне.
Выпил русского настою,
Услыхал «еб*ну мать»,
И пошли передо мною
Рожи русские писать.

«Николай Некрасов»

Про свою заботу о народе
Нам Лжедмитрий гонит ху*ту:
Миллиарды у воров на счёте,
У старух копейки на счету.

Поставлен на деревнях крест.
Что это значит? Очень просто:
В деревнях нет рабочих мест,
Зато места есть на погостах.

Нам е*ля нужна
как китайцам
рис.
Не надоест х*ю
радиомачтой топорщиться!
В обе дырки
гляди —
не поймай
сифилис.
А то будешь
перед врачами
корчиться!

«Владимир Маяковский»

Спи мой х*й толстоголовый,
Баюшки-баю,
Я тебе, семивершковый,
Песенку спою.

Стал расти ты понемногу
И возрос, мой друг,
Толщиной в телячью ногу,
Семь вершков в длину.

Помнишь ли, как раз попутал
Нас лукавый бес?
Ты моей кухарке Домне
В задницу залез.

Помнишь ли, как та кричала
Во всю мощь свою,
И недели три дристала,
Баюшки баю.

Жизнь прошла, как пролетела,
В еб*е и бл**стве.
И теперь сижу без дела
В горе и тоске.

Плешь моя, да ты ли это?
Как ты изъе**ась?
Из малинового цвета
В синий облеклась.

Вы, му*е, краса природы,
Вас не узнаю…
Эх, прошли былые годы.
Баюшки-баю.

Вот умру, тебя отрежут,
В Питер отвезут.
Там в Кунст-камеру поставят,
Чудом назовут.

И посмотрит люд столичный
На всю мощь твою.
Экий,- скажут, — х*й отличный.
Баюшки-баю.

«Иван Барков — Колыбельная»

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, б**дюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы др*чим?
Нет! Других е*ём!

«Сергей Есенин»

Не те
бл*ди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
е*ти,
Бог их прости!
А те бл*ди —
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие —
вот бл*ди
сущие,
мать их ети!

«Владимир Маяковский — Кто есть бл*ди»

Не хвалите, бабы, просто так.
Пусть мужик проявит ум, смекалку,
Пусть покажет, в чём же он мастак,
Окромя того, что кинуть палку!

Идеалы твои ресторан и кровать
Ты живешь для постельного спорта
Одним словом сказать:
Ты дешевая бл**ь
Да еще и не высшего сорта!

Тяжка жизнь у молодца,
Что имеет два яйца:
Хочет ночью, хочет днём,
И когда цветёт кругом,
И в мороз и в гололёд,
И когда душа поёт!
И мерещатся везде
Завитушки на п**де.

Повздорил некогда ленивый х*й с п**дою,
С задорной бл*дкою, прямою уж звездою.
Пизда, его браня, сказала: «Ты дурак,
Ленивый сукин сын, плешивый ч*рт, елд*к».
Взбесился х*й тогда, в лице переменися,
Надулся, покраснел и в кость вдруг претворился,
За губы и усы п**ду он вдруг схватил
И на плешь на свою с куф**ю посадил

«Иван Барков — Ссора»

Надпись: Цензура

Вдали от бранного огня
Вы видите, как я тоскую.
Мне надобно судьбу иную —
Пустите в Персию меня!
Наш коммисариат закрылся,
Я таю, сохну день от дня,
Взгляните как я истомился, —
Пустите в Персию меня!
На все мои вопросы: «Х*я!» —
Вы отвечаете, дразня,
Но я Вас, право, поцелую,
Коль пустят в Персию меня.

«Николай Гумилев»

Когда расступаются тучи
И с неба сияет звезда —
О члене большом и могучем
В мечтах молодая пи*да.

Не все, что судьба предвещает,
Имеет достойный конец.
И вот уж пи*ду навещает
Зажатый в руке огурец!

«Алексей Добряков»

Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постели
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик х*я
Ты бы отдал жизнь свою.

«Михаил Лермонтов»

Да! Я пьяной под утро пришла!
Извини, милый, так получилось.
А не будешь орать «Где была?»
То увидишь чему научилась.

Раньше был мужик —
Нос с горбинкой,
Х*й дубинкой.
Пять палок бросит,
На руках носит.
А сейчас —
Нос картошкой,
Х*й гармошкой,
Пол палки бросит,
И на пиво просит.

Бурлят весенние ручьи,
Сверкает, бьет капель,
Синички-птички, воробьи…
Щас март, потом — апрель,
А за апрелем будет май
И теплый запах роз…
Весна для х*я — просто рай!
Еб*сь,как тепловоз!

Мы, онанисты,
Ребята плечисты!
Нас не заманишь
Титькой мясистой!
Не совратишь нас
П*здовою плевой!
Кончил правой,
Работай левой!

«Владимир Маяковский — Гимн онанистов»

Мне бы женщину — белую, белую
Ну а впрочем какая разница
Я прижал бы ее с силой к дереву
И в задницу, в задницу, в задницу.

«Сергей Есенин»

В лесу справляли именины.
На них был заяц приглашен.
И вот, нажравшись, как скотина,
Залез на стол и речь повел:
«Хозяйка — блядь, пирог — ху…ня,
Котлеты с ёб…нной свининой,
Подайте шапку и пальто,
Съ…бусь ка я отсюда.»
— «И никуда ты не пойдешь!» —
Вмешался в драку пьяный ёж. —
«Я льву скажу, он царь зверей!
Еб…л я в рот таких друзей!»
Неподалеку лев валялся,
В зал…пе вилкой ковырялся.
Кого же ты косая бл*дь?
— «Тут собираешься еб…ть?
Тебя, облезлый бутерброд,
Сосиска ёб…ная в рот.»
И заяц свистнул пару раз,
И к зайцу шайка привалила,
И льву такой пи…ды ввалила,
Что лев три дня костями срал,
А на четвертый день устал,
Потом забыл дорогу в лес
И раком в Африку полез.

Прости, что был с тобою груб.
А я готов простить заране
Твоих больших и малых губ
Отнюдь не плотное смыканье,
Твоих издёрганных сосцов
Багрово-бурую окраску
И тучные стада самцов,
Которым ты дарила ласку.
Моральный кодекс я нарушу
И утоплю, как гвоздь в воде,
Свою изгаженную душу
В твоей изъ*бленой п*зде.

Вошла ты в жизнь мою без стука,
При этом дверь сорвав с петель.
Люблю тебя, такая штука…
За х*й возмись мой и проверь!

Ссылка на основную публикацию