Матерные Стихи

Ты советы их не выслушивай,
Отвернувшись, скажи – Вот уж похеру!
Я тебе всю правду поведаю —
Неприглядную, скучную, пошлую.

Их слова и смешки не выслушивай,
Улыбаясь скажи – Мне же похеру!
Кто они для тебя? Правдорубы?
Староверы фальшивой эпохи?

Ты по жизни шагай и не бойся!
Много может чего приключиться!
Только помни, что многое – похеру,
Ты же мог вообще не родиться…

Когда смерть придёт к тебе — ты не бойся,
Усади за стол, отобедай с ней.
А как только косой замахнётся, крикни — Похеру!
Пусть она матерка отведает.

И тогда костлявой вздрогнется,
Задрожит она, станет ей боязно.
Громко дверью хлопнув, уйдёт она,
Повторяя – Да ну тебя! Похеру!

«Максим Черняев»

С утра садимся мы в телегу,
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошёл! Е*ёна мать!

«Александр Пушкин»

В огороде, стоя раком,
Девка дергает чеснок.
Ох, и задница, однако,
Да, ребята, самый сок.

Подойду я сзади тихо.
Ей, подруге, невдомек,
Что сейчас могу я лихо
Вставить ей свой черенок.

Нет, не буду, это подло,
От работы отвлекать.
Хоть на еб*ю я голодный,
Все ж приличья надо знать.

Я шёл нажравшись пива, глядь-
Идёт прекраснейшая бл*дь!
Чулки и ноги от ушей,
Ну вообщем всё как надо,
И имя мне пришлось по вкусу — Ада.

Три штуки-я твоя,
В кармане денег ни х*я.
Мы закурили, я признался — денег нет.
И вдруг, с улыбкой откровенной,
Она мне делает минет,
Подарок это мой-сказала,
Я улетел, когда она сосала.

Всё кончилось, мы закурили,
О чём-то там ещё поговорили и разошлись…
Я чуть шатаясь шел и думал —
Как прекрасна жизнь!

Прощай, холодный и бесстрастный
Великолепный град рабов,
Казарм, борделей и дворцов,
С твоею ночью, гнойно-ясной,
С твоей холодностью ужасной
К ударам палок и кнутов.
С твоею подлой царской службой,
С твоим тщеславьем мелочным,
С твоей чиновнической жопой,
Которой славны, например,
И Калайдович, и Лакьер.
С твоей претензией — с Европой
Идти и в уровень стоять.
Будь проклят ты, *бена мать!

«Николай Некрасов»

В том мире, где есть ты и я-
Нас не заметно ни х*я,
Что не мешает размышлять нам
О бренном смысле бытия…

Что совершать нам не мешало,
С судьбой и фатумом играя,
Поступки с криком: «Всё пропало!”,
Достойные пинка из рая…

Стоит баба с жопой метр на метр
В очереди за продовольствием.
Отрастить бы себе х*й
В километр
И доставить ей
Удовольствие!

«Владимир Маяковский»

Навари мне щей, Маруся,
ЩавелЁвых да с яйцом.
Я с ребятами напьюся,
И задрыхну под крыльцом.

А потом, уж среди ночи,
Нахлебаюсь твоих щец,
Я, Марусь, люблю щи очень,
До усеру, прям п*здец.

Особливо после пьянки,
Когда в пот кидает, жуть.
Щей и хлеба полбуханки,
Я могу, Маш, на*бнуть.

И сметаны крынку жахнуть,
Крякнуть, вытереть усы,
И тебя, Маруся, трахнуть,
Веришь, прям через трусы.

Навари мне щей, Маруся,
ЩавелЁвых да с яйцом,
Я с ребятами напьюся,
Да задрыхну под крыльцом.

Среди ночи напизд*чусь,
И задам тебе жары,
Знаешь, Мань, как раскорячу,
Что ты вылупишь шары.

Вспоминать ты будешь долго,
Меня пьяного, Марусь.
А от трезвого, что толку?
Мань, я трезвый не еб*сь.

Так, что, Мань, бей яйца в щавель,
Грей перину утюгом.
И крахмаль, Маруся, штапель,
Мой пиз*енку кипятком.

Скидавай трусы, Маруся,
Навари погуще щей,
Без пи*ды и щей, Маруся,
Не прожить мне вообще

Скидавай трусы, Маруся,
Навари погуще щей,
Без пи*ды и щей, Маруся,
Жизнь ху*вая ваще.

«Геннадий Алонцев»

Наконец из Кенигсберга
Я приблизился к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в говне.

Выпил русского настою,
Услыхал «ебё*у мать»,
И пошли передо мною
Рожи русские писать.

«Алексей Добряков»

Моя любовь – моя усталость
Нет больше сил переживать
Пришла и в рот она еба*ась
Ушла и в рот её еб*ть!

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, б*ядюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других е*ём!

«Сергей Есенин»

Когда поближе узнаешь людей
Всю сущность их, все их приоритеты
Напоминают многие бл*дей
В порядочность и правильность одетых…

Один при члене при своем,
Один — такое дело.
А та, что числится при нем,
Смертельно надоела.

И хоть приставлена судьбой,
Но все ж сказала гнусно:
«Я ухожу — и х*й с тобой!»
Да, х*й со мной. Но грустно.

Я не стесняюсь русским матом
Сказать о главном всё, что надо.
Пусть это будет «трёхэтажный»
В строке для слуха эпатажной.

Тот испоганил вашу душу,
Другой предал святую дружбу.
Таким скажу открыто , прямо:
Идите на х*й, вы ребята.

Когда любимая подруга
Вам изменила с вашим другом,
К херам в порядочность играть,
Бл*дун – ваш друг, подруга – бл*дь

Я против слога фарисейства,
Игры на чувствах, в лицедейство.
И мат – не самоцель для звука,
Когда встречаешь в человеке — суку.

Мне бы женщину — белую, белую
Ну а впрочем какая разница
Я прижал бы ее с силой к дереву
И в задницу, в задницу, в задницу.

«Сергей Есенин»

Есть на свете три пути:
Верь, надейся и люби.
Есть ещё четвёртый путь-
Х*й забей и всё забудь!

Жопы, пальмы, пляжи, тачки,
Яхты, виллы, ***, и те
Фоточки со странной жрачкой
Вдруг исчезли из сетей.

Театральной постановки
Не покажут. Типа, сорри.
И такой сюжет неловкий
Фото делать не на море.

Выставки, любовь к картинам
Не увидите, ребят.
Весь эскорт под карантином
Прилетели и сидят.

«Сергей Шнуров»

Вы сидели в розовом костюме
На скамейке в парке городском,
Предаваясь смутному раздумью
О х*е неведомом моем.

Я бродил поблизости, не зная,
Что сегодня к Вам я подойду,
Но уже отчасти предвкушая
Вашу волосатую п*зду.

«Алексей Приозёрский»

Мне попалась молодуха —
Мозг еб*т, что нету слуха.
Я домой иду как в ссылку.
Прихожу, а там ухмылка.

Я гляжу на эту рожу.
Каждый день одно и то же!
Убегаю и в субботу
От неё я на работу!

В воскресенье с мужиками
В гараже бухать мы станем!
Чтобы скрыться от мегеры,
Я готов с*ебать в пещеру!

Лишь бы мне её не видеть…
Жизнь отдал я этой гниде!
Думал в молодости ху*м!
А теперь водяру дую…

Как она меня достала!
Этой суке денег мало!
Дай ей тыщу на колготки,
Дай ещё чуток на шмотки!

Дай на сраную помаду!
Ничему она не рада!
Вся издергалась змеёю,
Без причины вечно ноет!

Жить мечтает как принцесса!
Нет стремлений, интересов…
Нет любви и нет в ней страсти
Ждёт, что рухнет с неба счастье

Жизнь её идёт на кухне!
День за днём всё больше пухнет!
Не следит за внешним видом,
Лишь скандалы и обиды!

Эта мразь ваще тупая,
Ничего она не знает!
Смотрит сраный телеящик,
Говорит, что я пропащий!

К ней подруги ходят в гости
И плетут друг другу хвостик!
Сплетни трут о всех соседях!
Нах*р мне такая леди?

Пропадаю я в запое
И спасаюсь алкоголем…
Понял истину простую:
Жизнь про*бана впустую!

«Жора Ананьев»

Повздорил некогда ленивый х*й с пи*дою,
С задорной бл*дкою, прямою уж звездою.
Пизда, его браня, сказала: «Ты дурак,
Ленивый сукин сын, плешивый черт, елдак».

Взбесился х*й тогда, в лице переменися,
Надулся, покраснел и в кость вдруг претворился,
За губы и усы п*зду он вдруг схватил
И на плешь на свою с куф*ёю посадил.

«Иван Барков — Ссора»

У деда в те давние годы
Расписан был день по часам:
Он утром ходил на работу,
А вечером шел по бл*дям.

Отец мой был в ту же породу,
Пошел по семейным стопам:
Он утром ходил на работу,
А вечером шел по бл*дям.

Хоть я продолжатель их рода,
Пошла моя жизнь невпопад:
Я утром иду на работу,
А там одни бл*ди сидят.

Я лежу у забора
С раскуроченной харей.
Я водителем скорой
Был с утра отху*рен.

Посылал за бутылкой
Я водителя просто,
Но с разбитым затылком
Был невежливо послан.

«Да иди-ка ты нах*й
Синебот оголтелый!» —
По еб*лу мне бахнул,
Но спастись не сумел я.

Я кричал: «Пощадите!
Я хотел похмелиться!»
Беспощадно водитель
Оформлял мне больницу.

Я лежал три недели,
Подлатали, я вышел.
От проклЯтого зелья
Я теперь не завишу.

Я дышу как впервые,
Я здоров и свободен.
Так меня излечили
По старинной метОде.

«Жора Ананьев»

Желанья завсегда заики устремлялись,
И сердце, и душа, и мысли соглашались,
Жестоку чтоб открыть его к любезной страсть,
Смертельную по ней тоску, любови власть.
Но как его язык с природна онеменья
Не мог тогда сказать ни слова ей реченья,
То, вынувши он х*й, глазами поморгал
И немо сию речь насильно проболтал:
«Сударыня, меня извольте извинити,
Он нужду за меня всю может изъяснити».

«Иван Барков — Заика с толмачом»

Если мальчиков менять,
Часто любит кроха,
Значит, кроха — просто бл*дь!
Это очень плохо!

Мы,
онанисты,
ребята
плечисты!
Нас
не заманишь
титькой мясистой!
Не
совратишь нас
п*здовою
плевой!
Кончил
правой,
работай левой!

«Владимир Маяковский — Гимн онанистов»

Ссылка на основную публикацию