Детские Стихи

На старой кадушке
Сидели лягушки,
Зелёные ушки,
Тупые макушки.

Я к ним подошёл,
Они в воду — бултых!
И нечего больше
Сказать мне про них.

«Владимир Степанов — Трусиха»

Наша ложка непослушна:
Вместо рта попала в ушко!
Ай-ай-ай, какая ложка!
Накажу её немножко.

«Г. Лазгдынь»

Дама сдавала в багаж
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Выдали даме на станции
Четыре зеленых квитанции
О том, что получен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Вещи везут на перрон.
Кидают в открытый вагон.
Готово. Уложен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Но только раздался звонок,
Удрал из вагона щенок.
Хватились на станции Дно:
Потеряно место одно.
В испуге считают багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка…
— Товарищи! Где собачонка?

Вдруг видят: стоит у колес
Огромный взъерошенный пес.
Поймали его — и в багаж,
Туда, где лежал саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка,
Где прежде была собачонка.

Приехали в город Житомир.
Носильщик пятнадцатый номер
Везет на тележке багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку,
А сзади ведут собачонку.

Собака-то как зарычит,
А барыня как закричит:
— Разбойники! Воры! Уроды!
Собака — не той породы!
Швырнула она чемодан,
Ногой отпихнула диван,
Картину,
Корзину,
Картонку…
— Отдайте мою собачонку!

— Позвольте, мамаша! На станции,
Согласно багажной квитанции,
От вас получили багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.
Однако
За время пути
Собака
Могла подрасти!

«Самуил Маршак — Багаж»

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель пошёл, перепрыгнув забор.
Иван, как бревно, провалился в болото,
А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель вприпрыжку пошёл, как топор.
Иван повалился бревном на болото,
А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель в реке провалился в забор.
Иван, как бревно, перепрыгнул болото,
А пудель вприпрыжку попал на топор.

«Даниил Хармс»

Муха в баню прилетела,
Попариться захотела.

Таракан дрова рубил,
Мухе баню затопил.

А мохнатая пчела
Ей мочалку принесла.

Муха мылась,
Муха мылась,
Муха парилася,
Да свалилась,
Покатилась
И ударилася.

Ребро вывихнула,
Плечо вывернула.

«Эй, мураша-муравей,
Позови-ка лекарей!»
Кузнечики приходили,
Муху каплями поили.

Стала муха, как была,
Хороша и весела.

И помчалася опять
Вдоль по улице летать.

«Корней Чуковский — Муха в бане»

Если был бы я девчонкой —
Я бы время не терял!
Я б на улице не прыгал,
Я б рубашки постирал,

Я бы вымыл в кухне пол,
Я бы в комнате подмёл,
Перемыл бы чашки, ложки,
Сам начистил бы картошки,

Все свои игрушки сам
Я б расставил по местам!
Отчего я не девчонка?
Я бы маме так помог!

Мама сразу бы сказала:
«Молодчина ты, сынок!»

«Эдуард Успенский»

«Маленькие детки — маленькие бедки».
Поговорке этой много-много лет.
А большие детки, то какие бедки?
А такие: снова маленькие детки…

«Эдуард Асадов — Маленькие детки»

Он лежит в постели,
Дышит еле-еле.
Перед ним на стуле —
Капли и пилюли
И с водой,
И без воды,
За едой
И без еды,
Порошки
И банки,
Пузырьки
И склянки.

Доктор выслушал младенца,
А потом и говорит
— Инфлюэнца-симуленца,
Притворенца, лодырит!

«Самуил Маршак»

— Ворона, ворона,
Куда летала?
— Гостей скликала,
Каши им давала.
Кашка масляная,
Ложка крашеная,
Ложка гнется,
Нос трясется,
Душа радуется.

Сорока-белобока
Кашку варила,
Детей манила,
Этому дала,
Тому дала,
А этому не дала.

Сорока-воровка
Кашу варила,
Деток кормила.
Этому дала,
Этому дала,
А этому не дала.

Сорока-ворона
Кашу варила,
Детей кормила,
Этому дала,
Этому дала,
— А ты где был?
Дров не рубил,
Печку не топил,
Кашу не варил,
Позже всех приходил.

Сорока-ворона
Кашку варила,
На порог скакала,
Гостей созывала.
Гости не бывали,
Каши не едали,
Всю свою кашу
Сорока-ворона
Деткам отдала.
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
А этому не дала:
— Зачем дров не пилил!
Зачем воду не носил!

Сорока-сорока,
Бело-белобока,
Кашку варила,
Гостей манила,
Гости не бывали,
Кашку не едали.

Сорока-сорока,
Бело-белобока,
Кашку варила,
Гостей манила,
Гости во двор —
Кашку на стол.
Гости со двора –
И кашка со стола.

Сорока, сорока,
Белый лобок,
Кашу варила,
Гостей манила.
Гости на двор —
Каша на стол.
Гости со двора —
Каша со стола.
Этому дала,
Этому дала,
А ты больно мал.
Крупу не драл,
По воду не ходил,
Каши не варил,
Дрова не носил,
Не дам тебе кашки
На красненькой ложке,
На середненьком окошке,
Захлопала, захлопала,
И-и полетела.

Сорока, сорока
Была белобока,
Кашку варила,
Деток кормила:
Этому дала
И тому дала,
И четвертому дала
А пятому не дала:
Толстый, жирный,
За водой не ходил,
Дров не рубил,
Нет тебе кашки!

— Сорока-сорока! Где была?
— Далеко!
— Что делала?
— Кашу варила, деток кормила.
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
А этому не дала:
— Ты дров не носил,
Ты печку не топил!

Сорока, сорока,
На порог скакала,
Гостей поджидала:
Не приедут ли гости,
Не съедят ли кашку?
Приехала Агашка,
Всю съела кашку.
Этому дала на тарелочке,
Этому на ложечке,
Этому на мутовочке,
Этому весь горшочек,
Пальчику-мальчику
Не досталось.
Пальчик-мальчик
Толчет, мелет.
По воду ходит,
Квашню творит:
Вода на болоте,
Мука не молота.
Квашенка на липе,
Мутовка на сосне.
Взял коробичку,
Пошел по водичку.
Тут ступил — nепленько,
Тут — горяченько,
Тут пень да колода,
Тут белая береза,
А тут ключики кипят-кипят.

Сорочка, сорочка,
Бело-белобочка,
На порог скакала,
Гостей созывала.
Гости, на двор —
Кашка, на стол,
Гости со двора —
Кашка со стола.

Чики-чики,
Сорока
Кашу варила,
Гостей манила,
Ребят кормила:
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
Этому дала,
А маленькой Якишке
Досталась малинка.
Полетели, полетели, полетели,
Шу! На голову сели.

Ладушки-ладушки!
Где были – у бабушки!
Что ели – кашку,
Что пили – бражку!
Ладушки-ладушки,
Снова едем к бабушке!

Ребенок спросил
Ни с того ни с сего:
— А ну-ка скажи,
Что красивей всего?

Да, вот так вопрос:
«Что красивей всего?»
Ответить
Я сам не сумел на него.

И вот я решил
Послушать ответы
Других обитателей
Нашей планеты.

Деревья и Травы
Сказали в ответ:
— Да что же прекрасней,
Чем солнечный свет?!

— Да что же прекрасней
Ночной темноты?! —
Откликнулись Совы,
Сычи и Кроты…

— Леса! —
Отвечали мне
Волк и Лиса.
Орел свысока
Процедил:
— Небеса!

— По-моему, море! —
Ответил Дельфин.
— Мой хвост, без сомнения! —
Крикнул Павлин.

Спрошу Мотылька —
Отвечает:
— Цветок! —
Спрошу у Цветка —
Говорит:
— Мотылек! —

Кто славит поля,
Кто — полярные льды,
Кто — горы, кто — степь,
Кто — мерцанье звезды…

А мне показалось,
Что все они правы.
Все: Звери и Птицы,
Деревья и Травы…

И я не ответил,
Увы,
Ничего
На трудный вопрос:
«Что красивей всего?»

«Борис Заходер»

Дождь идет,
Потоки льются.
Черный кот глядит на блюдце.
В блюдце нету молока,
Смотрит кот на облака:
«Хоть бы раз полил нарочно
С неба в блюдце дождь молочный!»

«Александр Введенский — Черный кот»

Вы послушайте, ребята,
Я хочу вам рассказать;
Родились у нас котята —
Их по счету ровно пять.

Мы решали, мы гадали:
Как же нам котят назвать?
Наконец мы их назвали:
Раз, Два, Три, Четыре, Пять.

Раз — котенок самый белый,
Два — котенок самый смелый,
Три — котенок самый умный,
А Четыре — самый шумный.

Пять — похож на Три и Два —
Тот же хвост и голова,
То же пятнышко на спинке,
Так же спит весь день в корзинке.

Хороши у нас котята —
Раз, Два, Три, Четыре, Пять!
Заходите к нам, ребята,
Посмотреть и посчитать.

«Сергей Михалков — Котята»

Я подаpок pазноцветный
Подаpить pешила маме.
Я стаpалась, pисовала
Четыpьмя каpандашами.

Hо сначала я на кpасный
Слишком сильно нажимала,
А потом, за кpасным сpазy
Фиолетовый сломала,

А потом сломался синий,
И оpанжевый сломала…
Все pавно поpтpет кpасивый,
Потомy что это — мама!

Я лежу, болею,
Сам себя жалею.
Повздыхаю на спине,
Снова на бок лягу…
Не идут друзья ко мне
Навестить беднягу.

Я лежу, болею,
Сам себя жалею.
Где товарищи мои?
Как проводят лето?
Без меня ведут бои
На футболе где-то…

Я лежу, болею,
Сам себя жалею.
Жду, когда в конце концов
Распахнутся двери
И ворвутся шесть мальцов,
Пять по крайней мере.

Но в квартире тишина…
Тру глаза спросонок,
Вдруг я вижу (вот те на!)
— Входят пять девчонок.

Пять девчонок сели в ряд
У моей кровати.
— Ну, довольно!— говорят.
— Поболел, и хватит.

Песни знаешь или нет?
Будешь запевалой!
— Я киваю им в ответ:
— Что ж, споем, пожалуй.

Танька (тонкий голосок,
Хвостик на затылке)
Говорит:
— А это сок Для тебя в бутылке.

Чудеса! Мальчишек жду,
А пришли девчата.
Я же с ними не в ладу,
Воевал когда-то.
Я лежу, болею,
Сам себя жалею,
Как с девчонками спою,
Сразу веселею.

«Агния Барто»

Прилетел журавушка
На старые места:
Травушка-муравушка
Густым-густа!
Ивушка над заводью
Грустным-грустна!
А водица в заводи
Чистым-чиста!
А заря над ивушкой
Ясным-ясна!
Весело журавушке:
Весным-весна!

«Елена Благинина»

В Петрограде, в Петербурге,
в Ленинграде, на Неве,
В Колокольном переулке
жили-были А, И, Б.

А служило,
Б служило,
И играло на трубе,
И играло на трубе,
говорят, что так себе,
Но его любили очень
И ценили А и Б.

Как-то в вечер неспокойный
Тяжко пенилась река,

И явились в Колокольный
Три сотрудника ЧК,
А забрали,
Б забрали,
И — не тронули пока.
Через год домой к себе
Возвратились А и Б,
И по случаю такому
И играло на трубе.

Но прошел слушок окольный,
Что, мол, снова быть беде.
И явились в Колокольный
Трое из НКВД,
А забрали,
Б забрали,
И забрали и т.д.
Через десять лет зимой
А и Б пришли домой,
И домой вернулось тоже,
Все сказали: «Боже мой!»

Пару лет в покое шатком
Проживали А, И, Б.
Но явились трое в штатском
На машине КГБ.

А, И, Б они забрали,
обозвали всех на «б».
А — пропало навсегда,
Б — пропало навсегда,
И — пропало навсегда,
Навсегда и без следа!

Вот у этих букв какая
Вышла в жизни чехарда!

«Александр Галич — Чехарда с буквами»

Я сегодня сбилась с ног —
У меня пропал щенок.
Два часа его звала,
Два часа его ждала,
За уроки не садилась
И обедать не могла.

В это утро
Очень рано
Соскочил щенок с дивана,
Стал по комнатам ходить,
Прыгать,
Лаять,
Всех будить.

Он увидел одеяло —
Покрываться нечем стало.

Он в кладовку заглянул —
С мёдом жбан перевернул.

Он порвал стихи у папы,
На пол с лестницы упал,
В клей залез передней лапой,
Еле вылез
И пропал…

Может быть, его украли,
На верёвке увели,
Новым именем назвали,
Дом стеречь
Заставили?

Может, он в лесу дремучем
Под кустом сидит колючим,
Заблудился,
Ищет дом,
Мокнет, бедный, под дождём?
Я не знала, что мне делать.
Мать сказала:
— Подождём.

Два часа я горевала,
Книжек в руки не брала,
Ничего не рисовала,
Всё сидела и ждала.

Вдруг
Какой-то страшный зверь
Открывает лапой дверь,
Прыгает через порог…
Кто же это?
Мой щенок.

Что случилось,
Если сразу
Не узнала я щенка?
Нос распух, не видно глаза,
Перекошена щека,
И, впиваясь, как игла,
На хвосте жужжит пчела.
Мать сказала: — Дверь закрой!
К нам летит пчелиный рой. —

Весь укутанный,
В постели
Мой щенок лежит пластом
И виляет еле-еле
Забинтованным хвостом.
Я не бегаю к врачу —
Я сама его лечу.

«Сергей Михалков — Щенок»

Робин-Бобин
Кое-как
Подкрепился
Натощак:
Съел телёнка утром рано,
Двух овечек и барана,
Съел корову целиком
И прилавок с мясником,
Сотню жаворонков в тесте
И коня с телегой вместе,
Пять церквей и колоколен,
Да ещё и недоволен!

«Самуил Маршак»

Проснулся Фёдор утром рано
И чуть не шлёпнулся с дивана:
Вчера разбросанные танки,
Машинки, кони и тачанки
Построились. И в ряд стоят
Торжественно, как на парад!

«Вот это да!» — подумал он, —
«Быть может, это снится сон?»
Но в комнату заходит мама
И, улыбаясь, говорит:
«Вставай, защитник, умывайся,
На кухне чай уже кипит».

И вспомнил Фёдор, это — праздник
И он сегодня — главный в нём.
Сегодня Федя — не проказник,
Он маму слушает во всём,
Сестрёнку во дворе спасает…
А мама про себя мечтает:
Пускай так каждый день бывает!

«Илона Грошева»

В ванной шумная баталия —
Бpатья топят коpабли.
В бой вступил фpегат Виталия
И звучит команда: «Пли!»
Hо Сеpежа входит в pаж —
Клич летит :» Hа абоpдаж!»
Где-то капает вода,
В двеpь звонят соседи.
Hу подумаешь беда —
Поигpали дети.

У Вовы двойка с минусом —
Неслыханное дело!

Он у доски не двинулся.
Не взял он в руки мела!
Стоял он будто каменный:
Он стоял как статуя.

— Ну как ты сдашь экзамены?
Волнуется вожатая.-

Твою семью, отца и мать,
На собранье упрекать
Директор будет лично!

У нас хороших двадцать пять
И три семьи отличных,

Но твоей семьей пока
Директор недоволен:
Она растить ученика
Не помогает школе.

— Ну при чем моя семья?-
Он говорит вздыхая.-
Получаю двойки я —
И вдруг семья плохая!

Упреки он бы перенес,
Не показал бы виду,
Но о семье идет вопрос —
Семью не даст в обиду!

Будут маму упрекать:
«У нас хороших двадцать пять
И три семьи отличных,
А вы одна — плохая мать!»-
Директор скажет лично.

Печально Вова смотрит вдаль,
Лег на сердце камень:
Стало маму очень жаль…
Нет, он сдаст экзамен!

Скажет маме: «Не грусти,
На меня надейся!
Нас должны перевести
В хорошее семейство!»

«Агния Барто»

Спи, мой мальчик! Птицы спят;
Накормили львицы львят;
Прислонясь к дубам, заснули
В роще робкие косули;
Дремлют рыбы под водой;
Почивает сом седой.
Только волки, только совы
По ночам гулять готовы,
Рыщут, ищут, где украсть,
Разевают клюв и пасть.
Ты не бойся, здесь кроватка,
Спи, мой мальчик, мирно, сладко.
Спи, как рыбы, птицы, львы,
Как жучки в кустах травы,
Как в берлогах, норах, гнездах
Звери, легшие на роздых…
Вой волков и крики сов,
Не тревожьте детских снов!

«Валерий Брюсов — Колыбельная»

«Перемена, перемена!» —
Заливается звонок.
Первым Вова непременно
Вылетает за порог.
Вылетает за порог —
Семерых сбивает с ног.
Неужели это Вова,
Продремавший весь урок?
Неужели этот Вова
Пять минут назад ни слова
У доски сказать не мог?
Если он, то, несомненно,
С ним бо-о-льшая перемена!
Не угонишься за Вовой!
Он гляди какой бедовый!
Он за пять минут успел
Переделать кучу дел:
Он поставил три подножки
(Ваське, Кольке и Сережке),
Прокатился кувырком,
На перила сел верхом,
Лихо шлепнулся с перил,
Подзатыльник получил,
С ходу дал кому-то сдачи,
Попросил списать задачи, —
Словом,
Сделал все, что мог!
Ну, а тут — опять звонок…
Вова в класс плетется снова.
Бедный! Нет лица на нем!
— Ничего, — вздыхает Вова, —
На уроке отдохнем!

«Борис Заходер — Перемена»

Дремлет сокол. Дремлют пташки.
Дремлют козы и барашки,
А в траве в различных позах
Спят различные букашки.

Дремлет мостик над водой,
Дремлет кустик молодой.
Пятаков Борис Петрович
Дремлет кверху бородой.

«Даниил Хармс — Ночь»

У Сашеньки в книжке, на третьей странице,
Каляка-Маляка решил поселиться.
Немножко проказник, шалун-забияка,
Все буквы закрасил Каляка-Маляка.

Оставил следы на зелёной опушке,
Приделал усы он болотной лягушке,
Почёркал, проказник, цветы на страничке,
И хвост, как Жар-птице, раскрасил синичке.

Кузнечику сверху пристроил он шляпу,
На солнце поставил каляку-маляку…
Но тут шалунишке всерьёз загрустилось –
У Сашеньки в книжке всё вдруг изменилось…

Каляка-Маляка грустил неспроста:
Из книжки исчезла её красота.

«Лидия Огурцова — Каляка-Маляка»

Глушит сорная трава
Кустики гороха,
И морковь видна едва —
В общем, дело плохо.

Так не вырастет морковь,
Так не будет толку!
Две сестры сегодня вновь
Вышли на прополку.

У Маринки две руки,
И у Светы две руки;
Хорошо пошла работа:
Берегитесь, сорняки!

Поработали часок —
И, пожалуй, хватит.
Будет пить морковный сок
Через месяц братик.

«Агния Барто — Морковный сок»

Когда я вырасту большой,
Я снаряжу челнок.
Возьму с собой бутыль с водой
И сухарей мешок.

Потом от пристани веслом
Я ловко оттолкнусь,
Плыви челнок! Прощай, мой дом!
Не скоро я вернусь.

Сначала лес увижу я,
А там, за лесом тем,
Пойдут места, которых я
И не видал совсем.

Деревни, рощи, города,
Цветущие сады,
Взбегающие поезда
На крепкие мосты.

И люди станут мне кричать:
“Счастливый путь, моряк!”
И ночь мне будет освещать
Мигающий маяк.

«Александр Введенский»

Ссылка на основную публикацию