Стихи про сына

Солнечный луч, капля дождя,
Легкого ветра дыханье,
Милый сыночек! Ты для меня
Лучшее в мире создание!

Сияет ли солнце у входа,
стучится ли дождик в окно, —
когда человеку три года,
то это ему всё равно.

По странной какой-то причине,
которой ему не понять,
за лето его приучили
к короткому:
— Не с кем гулять!

И вот он, в чулках наизнанку,
качает себе без конца
пластмассовую обезьянку —
давнишний подарок отца.

А всё получилось нежданно —
он тихо сидел, рисовал,
а папа собрал чемоданы
и долго его целовал.

А мама уткнулась в подушки.
С ним тоже бывало не раз:
когда разбивались игрушки,
он плакал, как мама сейчас…

Зимою снежок осыпался,
весной шелестели дожди.
А он засыпал, просыпался,
прижав обезьянку к груди.

Вот так он однажды проснулся,
прижался затылком к стене,
разжал кулачки, потянулся
и — папу увидел в окне!

Обрадовался, засмеялся,
к окну побежал и упал…
А папа всё шел, улыбался,
мороженое покупал!

Сейчас он поднимется к двери
и ключиком щёлкнет в замке.
А папа прошёл через скверик
и — сразу пропал вдалеке.

Сын даже не понял сначала,
как стало ему тяжело,
как что-то внутри застучало,
и что-то из глаз потекло.

Но, хлюпая носом по-детски,
он вдруг поступил по-мужски:
задернул в окне занавески,
упруго привстав на носки,

поправил чулки наизнанку
и, вытерев слёзы с лица,
швырнул за диван обезьянку —
давнишний подарок отца.

«Маргарита Агашина — Сын»

Мой рыжий, красивый сын,
ты красненький, словно солнышко.
Я тебя обнимаю, сонного,
а любить — еще нету сил.

То медью, а то латунью
полыхает из-под простыночки.
И жарко моей ладони
в холодной палате простынувшей.

Ты жгуче к груди прилег
головкой своею красною.
Тебя я, как уголек,
с руки на руку перебрасываю.

Когда ж от щелей
в ночи
крадутся лучи по стенке,
мне кажется, что лучи
летят от твоей постельки.

А вы, мужчины, придете —
здоровые и веселые.
Придете, к губам прижмете
конвертики невесомые.

И рук, каленых морозцем,
работою огрубленных,
тельцем своим молочным
не обожжет ребенок.

Но благодарно сжавши
в ладонях, черствых, как панцирь,
худые, прозрачные наши,
лунные наши пальцы,

поймете, какой ценой,
все муки снося покорно,
рожаем вам пацанов,
горяченьких,
как поковка!

«Римма Казакова»

Сынок мой — белобрысый лучик света!
Не знаешь ты еще, как велика планета,
Не представляешь, как прекрасен шар земной
Зеленым летом, белою зимой.
Умеешь ты еще совсем не много,
Длинна и удивительна твоя дорога.
Не торопись! — тебе толкует мать.
Ты все еще успеешь повидать!
Малыш веселый — голубые очи!
Я так люблю тебя! Всем сердцем, очень!
Расти здоровым и счастливым будь!
Да будет полон радости твой путь!

Мой сын подрос, он засыпает
Давно уже без колыбельной.
Мой сын подрос, и так бывает,
Что устает от канители.
Я в спешке чмокну, не присяду,
А он сопит уже в кровати.
Лишь старый мишка будет рядом
Он словно охраняет счастье.
Размер кроссовок удивляет,
И на губе — пушок чудь виден.
Зачем же дети подрастают…
Нам видеть это так обидно…

«Алла Цуранда — Сын вырос»

Я за тебя судьбу благодарю,
За то, что на ночь тебе песенки пою,
За то, что глазки твои смотрят на меня,
За то, что есть сыночек у меня!
За то, что твои ручки я держу,
За то, что на руках тебя ношу,
За то, что просыпаешься ты рядом,
И будишь меня нежно своим взглядом!
За то, что ты любимей всех на свете,
За то, что я пишу слова все эти,
За то, что мой сынишка ты родной,
За то, что ты лишь мой, лишь только мой!

Взрослеет сын…А я всё не привыкну –
Сменился басом детский голосок.
Он незаметно превращается в мужчину,
Мой славный мальчик, мой родной сынок.

На вид уж взрослый, а в душе — ребенок.
Не верит сам, что ко всему уже готов.
В плечо мне тычась, как слепой котенок,
Он будто бы застрял меж двух миров.

Я понимаю, что ему сейчас непросто.
Порой не знаю, что мне делать с ним.
Но верю я — пройдут метаморфозы роста,
Сын станет взрослым, но останется моим…

«Светлана Горшкова»

Ты — жизнь моя, душа и кровь.
Ты — то зачем живу!
И всю до капельки любовь
Тебе я подарю!
Ты счастлив будешь слово дам!
Не будешь горя знать!
Когда-нибудь поймёшь ты сам,
Что в силах сделать мать!
Расти малыш и счастлив будь!
Судьбе смотри в глаза!
Каким бы трудным не был путь
Иди вперёд всегда!
Рука моя всегда тебе
Упав, поможет встать!
И в горе, в радости, в беде
Поможет путь узнать.

Взор синий, золото кудрей —
Ты слепок с матери твоей,
Ты все сердца к себе привлек
Улыбкой, ямочками щек,
А для меня в них мир другой! —
Мир счастья, сын мой дорогой!

Но ты не Байрон, так кого ж,
Мой мальчик, ты отцом зовешь?
Нет, Вильям, от забот отца
Не откажусь я до конца,
И мне простит мой грех один
Тень матери твоей, мой сын.

Укрыли прах ее цветы,
Чужою грудью вскормлен ты.
Насмешкой встречен, наг и сир,
Без имени вошел ты в мир,
Но не грусти, ты не один,
С тобою твой отец, мой сын.

И что мне злой, бездушный свет!
Природой пренебречь? О нет!
Пусть моралисты вне себя,
Дитя любви, люблю тебя.
От юных радостей один
Отцу остался ты, мой сын.

Недопит кубок жизни мной,
Не блещет волос сединой,
Так младшим братом будь моим,
А я, мой светлый херувим,
Всю жизнь, какая мне дана,
Как долг, отдам тебе сполна.

Пусть молод, ветрен я, ты все ж
Во мне всегда отца найдешь,
И мне ль остыть, когда мою
В тебе я Элен узнаю,
И мне, как дар счастливых дней,
Мой сын, ты дорог тем сильней.

«Джордж Байрон — К моему сыну»

Засни, дитя, спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Когда отец твой обольстил
Меня любви своей мечтою,
Как ты, пленял он красотою,
Как ты, он прост, невинен был!
Вверялось сердце без защиты,
Но он неверен; мы забыты.

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Когда покинет легкий сон,
Утешь меня улыбкой милой;
Увы, такой же сладкой силой
Повелевал душе и он.
Но сколь он знал, к моей напасти,
Что всё его покорно власти!

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Мое он сердце распалил,
Чтобы сразить его изменой;
Почто с своею переменой
Он и его не изменил?
Моя тоска неутолима;
Люблю, хотя и нелюбима.

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Его краса в твоих чертах;
Открытый вид, живые взоры;
Его услышу разговоры
Я скоро на твоих устах!
Но, ах, красой очарователь,
Мой сын, не будь, как он, предатель!

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

В слезах у люльки я твоей —
А ты с улыбкой почиваешь!
О дай, творец, да не узнаешь
Печаль подобную моей!
От милых горе нестерпимо!
Да пройдет страшный жребий мимо!

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Навек для нас пустыня свет,
К надежде нам пути закрыты,
Когда единственным забыты,
Нам сердца здесь родного нет,
Не нам веселие земное;
Во всей природе мы лишь двое!

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

Пойдем, мой сын, путем одним,
Две жертвы рока злополучны.
О, будем в мире неразлучны,
Сносней страдание двоим!
Я нежных лет твоих хранитель,
Ты мне на старость утешитель!

Засни, дитя! спи, ангел мой!
Мне душу рвет твое стенанье!
Ужель страдать и над тобой?
Ах, тяжко и одно страданье!

«Василий Жуковский — Песня матери над колыбелью сына»

О том, как долго я молилась Богу,
Ты знаешь, мой родной сынок.
Старалась не показывать тревогу,
Просила, чтоб Господь помог,
Тебе родиться, и молитвы сила
Позволила стерпеть ту злую боль,
Что в сердце прежде я носила,
Играя для других чужую роль.
И ты родился, мое чудо-чудное!
И потянулись дни, вернее, ночи.
Казалось, будто время это трудное,
Ан нет, сложней бывает прочим.
И пролетели памперсы-пеленки,
Еще не взрослый, но уже большой.
И не вернуть смешные распашонки…
Не торопись расти, прошу тебя, постой!
Дай наглядеться, мое счастье милое,
Как удивляешь мудростью ты вновь.
Жизнь без тебя была б невыносимая…
Мой сын – душа моя, моя любовь!

Как сыновей вы, матери, голубите,
От всех невзгод их бережно храня,
Вы даже внуков так потом не любите,
Всё отдавая взрослым сыновьям.
Они для вас всегда детьми останутся,
И каждый шаг их — словно первый шаг.
Кому они, любимые, достанутся
Следите вы, почти что не дыша.
И, может, оттого вы их ругаете,
Подчас на плач срываясь и на крик,
Что слишком сильно им добра желаете,
Ревнуя к тем, кто мало ценит их.
Они так часто просят или требуют,
Они так редко дарят вам цветы,
И редко так советам вашим следуют,
Не понимая вашей правоты.
Они поймут, когда прозренья новые
Придут к ним на какой-то из дорог —
Удачливые все и непутёвые —
Они вернутся вновь на ваш порог.
И будут вновь столы для них уставлены,
И мама пожалеет и простит…
Всё в нашей жизни может быть исправлено,
Сумейте только вовремя придти.

«Ирина Поплавская — Сыновья»

Сынишка, ангел мой малыш,
Как я люблю тебя родной,
Люблю я смех твой озорной
Люблю твой взгляд, твою улыбку,
Люблю твой вздох, твою слезинку,
Люблю я каждую частичку,
Какое же счастье слышать мама
Из уст ребенка своего,
Когда лежишь устав болея,
Бежит к тебе, расставив ручки
И дарит нежный поцелуй
А мама тихо произносит
Люблю тебя я мой родной!

«Л. Решетников»

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил — жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы — не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтания,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловить глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неуловимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

«Редьярд Киплинг»

Появился к нам откуда
Этот мальчик – просто чудо.
Кто-то скажет: из капусты,
Из кудрявых кочанов.
Спал тихонечко и грустно,
Не видал он даже снов.
Или аист перелетный
К нам в окно его принес,
Подложил тот сверток плотный,
Да и скрылся под откос.

Ты хочешь меду, сын?- Так жала не страшись;
Венца победы?- Смело к бою!
Ты перлов жаждешь?- Так спустись
На дно, где крокодил зияет под водою.
Не бойся! Бог решит. Лишь смелым он отец.
Лишь смелым — перлы, мед, иль гибель… иль венец.

«Константин Батюшков»

Два хороших сына у меня.
Две надежды,
Два живых огня.
Мчится время по великой трассе –
У меня – две юности в запасе.
Жизнь горит во мне, неугасима.
У меня две вечности –
Два сына.

«Людмила Татьяничева — Сыновья»

Отец и сын

Наш сын пошел, в шагах еще неверный,
Наш сын идет! И покачнулся пол,
Шажкам его, внимая самым ценным,
Наш сын сегодня в первый раз пошел.

Малыш спешит и радостью сияет,
Как будто это солнышко само,
Он родину сегодня открывает
И отчий дом, что в общем-то равно.

Пошел наш сын, стесняя грудь тревогой,
Надежда наша, радость и любовь,
Благословенная будь его дорога,
Что началась с сегодняшних шагов.

Ласковый, и сладкий мой сыночек,
Маленькое солнышко любви.
Мой росточек, из счастливых ночек.
Помню твои первые шаги.

Ты теперь надежда и опора.
Мальчик мой, весёлый, озорной.
А в глазах — зеленые просторы!
Ни одной грустинки, ни одной.

Как напоминание, улыбка.
И похожесть, и объятья рук,
Из любви, надежная накидка.
Трепетная, словно арфы звук.

И слова бальзамом, как подарок.
«Мама, знаешь, как тебя люблю!
За любовь, еще за то, что рядом.
Мир тебе, однажды подарю»

«Нелля Киселева — Мой сыночек»

Мой маленький, мой сладкий мальчик,
Люблю смотреть, когда ты спишь…
Когда тихонечко сопишь,
А рядом мишка твой и зайчик…
Ты самый лучший мой дружочек!
Я смех люблю твой озорной,
Когда играешь с детворой,
Любимый, славный мой сыночек!
Цветочек, зайчик мой, котёнок!
Пусть Бог хранит тебя от бед,
Здоров будь, счастлив сотню лет,
Родной мой, маленький ребёнок!

Тише, тише ты не плачь
Пела мама сыну
Ты ложись скорей в кровать
Спать пора мой милый
Ночь настала
День ушёл
Ты не плачь мой кроха
Мама рядышком с тобой
Все не так уж плохо.

Прошу… у Бога счастья для тебя…
Не мимолетного, а самого земного…
Прошу, чтобы хранил тебя, любя,
От злых людей и от дурного слова…
Прошу любви… красивой, как заря…
И нежной, словно ландыши весной…
Прошу… у Бога мира для тебя…
И неба голубого… над тобой…
И спросит Он: «Скажи, моё дитя,
Что этот человек — так много значит?»
Отвечу: «Просто сын он для меня!»
И Бог поймёт — Не может быть иначе.

Вырастает мальчик из пелёнок,
Незаметно учится летать.
«Ты лети по жизни, мой орлёнок»,–
Тихо скажет ласковая мать.

«До всего тебе пусть будет дело,
Сохрани народ свой от беды.
За Отчизну доблестно и смело
Заступись, защитник мой! Ведь ты

Словно свет немеркнущий в оконце,
Полноводной реченьки исток,
Яркий луч звезды, чьё имя Солнце.
Ты не подведи меня, сынок…»

«Ирина Зуенкова»

У сына стремленье к знаниям,
Во всем он ищет причину:
Не зря он с таким старанием
Из куклы тянет пружину.

Мир сложен и удивителен,
И каждый из нас философ.
Мой сын задает родителям
В день сто тысяч вопросов.

Сначала все шло без трудностей:
Игрушки, стихи, детсадик…
Но дальше – боюсь я – мудрости
И опыта мне не хватит.

На все ли ему отвечу я,
Чтоб шел, не сбиваясь, к цели?
В душе моей противоречия
Спят рядом в одной постели.

Не мало проблем и странностей
Представила мне эпоха.
Я часто блуждал в туманностях
Между «хорошо» и «плохо».

Я многое знал без точности,
Оправдывал заблуждения,
Я часто без должной прочности
Слагал свои убеждения…

Я так бы и жил невеждою,
Когда б не случилось это:
Сын смотрит в глаза с надеждою
И ждет от меня ответа.

«Игорь Кобзев — Спасибо сыну»

Слово «сын», из самых весомых!
Сын, ты стоил ночей бессонных.
Стоил всех забот неизбежных.
Стоил чувств моих самых нежных!

Сын, ты стоил моих усилий.
Всех тревог, что с тобой вкусили.
Наших общих с тобой желаний,
Наших сбывшихся ожиданий…

Жизнь земная — поле сражений.
Не страшись в бою поражений.
Силой материнской молитвы
Ты с победой выйдешь из битвы!

Доверяйся истинам вечным.
Не по силам они беспечным.
Чем к себе отнесешься строже,
Тем ценнее жизнь и дороже!

Испытания и успехи —
Человеческой жизни вехи…

Скажешь сыну и ты однажды:
«С этой жизнью сладит не каждый.
Но трудись и найдется случай,
Чтобы сделать ее везучей!»

Верю, сын, в тебя не напрасно.
В мыслях я с тобой ежечасно.
Радость в чувстве необъяснимом.
У тебя будет так же с сыном!

Жизнь дана от Неба в подарок.
Проживи ее без помарок!

«Татьяна Христенко — Сын»

Я чувствую дыхание твое
И мне от этого спокойно.
Тебе пишу, читаю и пою,
Тобой одним я всю себя заполню.

Ты самый близкий, милый и родной,
Ты самый лучший в мире, во вселенной,
И я живу одним только тобой,
Ты всех дороже — самый драгоценный.

И боль твою беру я на себя,
И вдвое увеличиваю радость,
Я каждой клеткой чувствую тебя,
Ты моя сила и моя ты слабость.

Любовь моя настолько велика,
Что просто не охватить словами.
Она чиста, прозрачна и легка,
Она понятна только мне — как маме.

Вы знаете, кто лучший из мужчин?
А он со мной живет в одной квартире..
И у меня есть множество причин,
Считать, что лучше всех он в этом мире.
И утверждать я вовсе не стыжусь,
Что он мне в жизни, всех других дороже,
Я постоянно за него боюсь..
И постоянно за него тревожусь…
Вы знаете, кого я так люблю?
Я вам скажу, ведь это же не тайна!
И за кого я всех Богов молю,
Ведь выбор мой, поверьте, не случайный…
Открою вам, кто лучший из мужчин
И кто на свете всех других дороже…
Он — самый мой любимый…
Он — мой сын..
И никого роднее быть не может

«Наталья Иванова — Лучший из мужчин»

Вот родился твой сыночек,
Твой защитник и герой,
Он как милый ангелочек,
Счастьем ты его укрой.

Нет, не бантики, не рюшки,
Не о том тебе мечтать,
А в машинки и войнушки
Будешь с сыном ты играть!

Не заметишь, очень скоро
По дорожке он пойдет.
Он — надежда и опора,
Пусть здоровеньким растет!

Только мой сынок уснет —
Дедка Дрема к нам придет…
Старый Дрема старичок —
Острый, серый колпачок…
Дедка Дрема, сам с вершок,
Принесет с собой мешок…
А в мешке для деток сны
У него припасены…
Для дурных, для шалунов
Не припас он сладких снов,
Но для крошки моего
Лучший сон есть у него!

«Галина Галина — Спи, сын»

Светловолосый славный рыцарь —
Хранимый сердцем младший сын,
Мне не уйти и не укрыться
От неминуемых седин.

Открыта в молодость калитка,
Но ты взрослеешь день за днем,
И я, вложив в уста молитву,
Тебя целую перед сном.

И мне пока спокойно спится,
Но знаю, час тот не далек,
Когда младенцем станешь сниться,
Мой белокрылый мотылек.

И так захочется проснуться,
И вновь тебя к груди прижать…
Детьми все дети остаются,
Однажды лишь…
стареет мать…

«Людмила Королёва»

Я влюблена в него уже двенадцать лет.
Он — мое счастье и отрада, солнца свет.
Он — моя гордость, радость, мой герой.
В нем отражение порой меня самой.
Я за него готова в жизни все отдать,
Как и любая в этом мире мать.
И мне не хватит сотни разных слов,
Чтоб выразить к нему мою любовь.
Он в сердце у меня и между строк,
Мой самый лучший, мой родной сынок!

«Чеколаева Светлана — Сыну»

Мне кажется опять, что ты пришёл,
Любимый сын, который там, в неволе…
Что всё у нас, как прежде, хорошо.
И нет в душе такой щемящей боли…

Ужасной безысходности, тоски,
Вины, что не смогла сберечь. Я каюсь.
Я так старалась, ты меня прости.
А ты просил «Не плачь» и я стараюсь…

Но только не выходит ничего.
Я помню, как гуляли всей семьёю…
Как первый раз домой ты не пришёл,
Как подружился с местною шпаною…

И наши разговоры по душам,
И первый зубик, первую улыбку.
Я не умею жить, пока ты там.
Твоя ошибка – то моя ошибка…

И зал суда, наручники, конвой…
И наша жизнь навеки изменилась.
Мой мальчик, помни, я всегда с тобой,
С тобою сердцем, что бы ни случилось.

Ты сильный. Испытания пройдешь…
Падения бывают в жизни тоже.
А после высоту свою найдёшь.
И не сломаться ты другим поможешь…

И будет в доме пахнуть пирогом,
Уютом, и фруктовым вкусным чаем.
Ты в Бога верь, ведь Он с тобой кругом.
Держись, сынок! Люблю тебя, скучаю.

«Ирина Самарина»

Ссылка на основную публикацию